Водные лыжи – круглый год

02.05.2011
Анатолий Осипенко прыгает на водных лыжах в бассейне Дубны

Анатолий Осипенко прыгает на водных лыжах в бассейне Дубны

Достижения отечественного воднолыжного спорта в фигурном катании во многом стали возможны потому, что в этом виде удалось обеспечить круглогодичный тренировочный цикл – благодаря предложенному братьями Валерием и Юрием Нехаевскими электробуксировочному устройству и способу тренировки воднолыжников в закрытом плавательном бассейне. Этой поистине революционной идее тренеров-новаторов из Дубны посвящена настоящая статья.

Пришли к своей идее братья Нехаевские не сразу. Сначала, вдохновленные канатной дорогой для горнолыжников на Кавказе, они попытались соорудить аналогичное устройство для зимних тренировок воднолыжников на снегу. В 1968 году такая канатная дорога в Дубне была сделана. Длина ее составляла 80 м, крепилась она на железобетонных фермах. На одной из них был установлен переоборудованный автомобильный двигатель, работающий от электросети. Посередине трассы – трамплин, прыгали с него, конечно, не на водных лыжах, на горных. Прыжки получались короче (10-12 м), приземлялись по касательной (после трамплина был сделан склон), конечно, плотнее, чем на воде, но отрабатывать технику обработки стола и полета эта трасса помогала. Тем более, что за одно и то же время на канатной дороге прыжков можно было сделать раз в десять больше, чем за катером-буксировщиком на воде. Да и росту массовости занятий воднолыжным спортом эта дорога поспособствовала: с 20 человек воднолыжная секция в Объединенном институте ядерных исследований выросла до 90. Наряду с группой ведущих спортсменов, куда входили многократная чемпионка и рекордсменка СССР Галина Литвинова, сами братья Нехаевские (они оставались «играющими тренерами», были чемпионами России и призерами чемпионатов СССР), Зинаида Кузнецова, Игорь Тяпкин, Ирина Ильина, были сформированы группы для перспективных подрастающих воднолыжников и для самых маленьких, делающих первые шаги в этом виде спорта.

Тренировки круглый год (За комммунизм, 1969)

Тренировки круглый год (За комммунизм, 1969)

В 1971 году в Дубне был введен в действие 50-метровый закрытый плавательный бассейн «Архимед». Канатная дорога воднолыжников располагалась неподалеку от него. До идеи применить электролебедку для буксировки спортсменов на воде в большой ванне бассейна был один шаг и в прямом, и в переносном смысле. Первое в мире такое буксировочное устройство, сконструированное на основе разработки братьев Нехаевских специалистами Лаборатории ядерных реакций ОИЯИ и изготовленное в Центральных экспериментальных мастерских Объединенного института ядерных исследований, было запущено в действие в «Архимеде» в 1972 году.

Новое устройство не просто позволило сделать тренировки в фигурном катании на водных лыжах круглогодичными и не зависимыми от погодных условий – были созданы принципиально новые возможности для повышения их эффективности. Если за катером за один сезон спортсмен может осваивать максимум 3-4 сложные фигуры, в бассейне – вдвое больше. Плюс к этому повышение безопасности, исключение спортивных травм: в случае падения спортсмена электротяга тут же отключается. Плюс возможность ставить на водные лыжи, в более комфортных, скажем так, условиях, самых маленьких, начиная даже с 4-5-летнего возраста: за катером на открытой воде делать первые старты малышам страшновато, в теплом, уютном бассейне, когда бортик вот он, рядом и всегда можно доплыть до него, если упадешь, – гораздо проще. К тому же, набрав зимой до ста новичков, можно провести отбор наиболее перспективных и уже целенаправленно работать над их спортивным ростом летом, на открытой воде. А для самих Нехаевских тренировки в бассейне создали еще и новые возможности в сборе объективной информации о кинематике и динамике движений воднолыжников в фигурном катании, воспитании правильных двигательных навыков при помощи оперативной (в то время, к сожалению, только проводной) связи спортсмен – тренер.

Все эти плюсы и обусловили восторженную реакцию старшего тренера сборной Финляндии Пентти Барка, который, побывав в Дубне шесть лет спустя и посмотрев на занятия воднолыжников в «Архимеде» за электробуксировочной лебедкой, воскликнул:

– Нам у себя в Финляндии надо обязательно иметь такую установку, и меня теперь все время мучает мысль, как ее приобрести. Если я не смогу это сделать, мне нужно вообще забыть про воднолыжный спорт!

Описание устройства для буксировки воднолыжников в закрытом бассейне, сделанного братьями Нехаевскими, было опубликовано в советском журнале «Катера и яхты» и в спортивных изданиях США, ведущей воднолыжной державы мира. Снимки с тренировок дубненских воднолыжников под крышей бассейна «Архимед», сделанные корреспондентом фотохроники ТАСС Юрием Тумановым, в 1974 году были опубликованы во многих газетах страны – от «Правды» и «Советского спорта» до «Физкультурника Белоруссии» и грузинских изданий. В скором времени за лебедкой в бассейне стали проводить не только тренировки, но и соревнования. Когда в 1978 году советский представитель Владимир Савельев рассказал об этом опыте на конгрессе Всемирного воднолыжного союза (ныне Международная федерация водных лыж и вейкборда – IWWF), его сообщение встретили аплодисментами.

Водные лыжи - круглый год (Советский спорт, 1974)

Водные лыжи – круглый год (Советский спорт, 1974)

В 80-х годах буксировочные устройства для воднолыжников были установлены в бассейнах 17 городов Советского Союза, в том числе в «Олимпийском» в Москве. На них проводились зимние чемпионаты СССР и России по водным лыжам, международные встречи, а в Болгарии за аналогичным буксировочным устройством прошли соревнования воднолыжников в рамках всемирной Универсиады.

Лебедка Нехаевских в Дубне больше трех десятилетий оставалась одной из достопримечательностей города, гостям, указывая на бассейн «Архимед», с гордостью рассказывали: «А здесь у нас и зимой тренируются воднолыжники, чемпионы мира и Европы». К сожалению, по настоянию городской администрации, создавшей собственную муниципальную школу, эта достопримечательность была демонтирована. Местные власти хотели установить свою лебедку, приобретенную у последователей Нехаевских (братья, к сожалению, вовремя не запатентовали свою разработку, это сделали те, кто шли вслед), но сделать этого так и не смогли…


Профессия – тренер

БРАТЬЯ

В новый летний сезон наш воднолыжный спорт вступает в совсем ином качестве, нежели когда-либо раньше. Ныне он числит в своем активе серьезные международные успехи. Особенно в женском фигурном катании. В 1977 году Марина Чересова из Дубны побила рекорд Европы в этом виде воднолыжного многоборья. Через год, в 1978-м, минчанка Инесса Потэс завоевала звание чемпионки Европы. А прошлым летом Наталья Румянцева из Дубны дважды устанавливала рекорд мира и стала чемпионкой Европы и мира. Ей, первой среди воднолыжников СССР, присвоено звание заслуженного мастера спорта.

И вот что привлекает к себе внимание: все рекорды и восемь из десяти золотых наград, завоеванных нашими воднолыжниками на чемпионатах и первенствах Европы и мира, принадлежат воспитанникам заслуженных тренеров РСФСР братьев-близнецов Юрия и Валерия Нехаевских из Дубны. Об их тренерских поисках, достижениях и неудачах, о счастливо найденном ими «золотом ключике», открывающем дверь в страну мастерства, наш рассказ.

Чемпионат Европы прошлого года, кото­рый проходил близ Рима на давних олимпийских трас­сах озера Альбано, для со­ветской команды был всего лишь вторым. А наши спорт­сменки Марина Чересова и Наташа Румянцева (И. По­тэс отсутствовала из-за травмы) приехали на эти соревнования уже фаворитами, были предметом всеобщего внимания, интереса, любо­пытства. У них брали интер­вью, газеты помещали их фотографии… Только что в Загребе Наташа отобрала ре­корд мира в фигурном ката­нии у прославленной вене­суэлки Марии Карраско… Стоял конец августа, щед­ро светило солнце, синевой наливалось высокое небо, а гладь озера Альбано обеща­ла идеальные условия для выступления, легкость, вдохновение, праздник. Од­нако соревноваться здесь, как оказалось, было далеко не просто.

В Италии водные лыжи — один из самых любимых и распространенных видов спорта. Тысячи его почита­телей не оставляют ни одно­го пустого места на трибу­нах, темпераментно, с тонким пониманием сути происходя­щего переживают все пери­петии состязаний, а в ответственные моменты, когда выступают асы или вот-вот грянет рекорд, все, как один, поднимаются и так, стоя, приветствуют каждую удачу. Это рождает особую атмосферу стартов, то са­мое настроение «на высокой ноте», с которой так хочется воспарить и с которой так легко сорваться.

Наташа не сорвалась. В фи­нале у нее все получалось, как надо, так, как было заду­мано и отработано с тренерами. И несколько десятков тысяч зрителей, стоя, овациями приветствовали рождение нового мирового рекорда и новую чемпионку Европы. Отлично выступила и Марина, завоевав бронзо­вую медаль.

Помню, еще в 1974 году, рассказывая о Нехаевских в журнале «Юность», я напи­сала, что они «подумывают о вершинах, которые головокружительно высоки», дерза­ют опередить самых первых. В тогдашних этих словах бы­ло больше надежды, чем убежденности, нечто вроде заклинания: пусть сбудется! Потому что в то время наш воднолыжный спорт слишком уж сильно отставал от зару­бежного. К тому же у нас не хватало быстроходных кате­ров, хорошего инвентаря, редки были международные встречи.

Для Нехаевских это вре­мя было трудным вдвойне. Самые яркие их учени­ки, среди которых неодно­кратная чемпионка страны Г. Литвинова, завершали свою спортивную карьеру, равно­ценной замены им не было. И как соблазнительно, как жизненно необходимо бы­ло устремиться к какому-либо, пусть скромному, но, возможно, более ско­рому успеху — выиг­рать какой-то старт, кого-то опередить. А они за­махивались на мировые вершины. Со всей серьез­ностью и основательностью, на какие только были спо­собны.

Прекрасно это человече­ское качество — уметь по­ставить главную цель и, не жалея усилий, ее добиваться. Они и ученикам своим гово­рят: есть большое «хочу»: стать чемпионом, рекордсме­ном, достичь того-то и того-то, и есть маленькое «хочу»: рано утром понежиться в кровати, пошататься без де­ла. И нужно уметь малень­кие «хочу» приносить в жерт­ву большому. Сами они так и делают — тысячи их собственных маленьких «хо­чу» постоянно жертвенно го­рят в ярком пламени их трудной каждодневной рабо­ты.

Когда-то они сами были спортсменами, общественни­ками, одними из тех пер­вых, кому воднолыжный спорт обязан своим рождени­ем. Победы, успехи, а еще чаще неудачи — тот давний спортивный опыт вывел их на тренерскую стезю, но они никогда не абсолютизирова­ли его, не искали в нем эта­лонов, даже ссылались на него редко.

В одной из своих статей братья так сформулировали свое отношение к делу: «Мы убеждены, что успех в подго­товке спортсменов высокого класса может быть обеспечен только нестандартным под­ходом к организации тренировочного процесса, постоян­ным поиском нового, своего в методике тренировок и ­технике. Искать, проверять появившиеся идеи расчета­ми и — главное — приме­нять эти идеи на практике, в тренировочном процессе. Ведь часто даже подтвержда­емую теоретически пра­вильность метода оконча­тельно доказать сможет лишь будущий результат, и надо найти в себе смелость «пойти за журавлем», рискуя в случае неудачи потерять и «синицу», гарантированную испытанными старыми мето­дами».

Они «пошли за журавлем» со смелостью удивительной. «Все подвергай сомнению»,— сказал однажды философ. И если бы братьям Нехаевским понадобился девиз к их работе, лучшего, пожалуй, не найти.

Нет, наверное, более яростных спорщиков, чем они — друг с другом. Их внешняя похожесть (близне­цы, их многие путают) об­манчива, она нередко обора­чивается непохожестью внут­ренней. Никто никогда не скажет жестче, резче, чем брат, но не скажет и прав­дивее, честнее, искреннее. Никто так не поможет оты­скать истину, прийти к убеж­дению. А уж убеждения у них всегда общие. И тогда каждый говорит: «Мы с бра­том…» И стоят на своем убе­ждении твердо, гранитно, не смущаясь тем, что кто-то, может, ушибается об ост­рые углы…

В воднолыжном спорте все теоретические тренер­ские изыскания носили в основном эмпирический ха­рактер, они строились, как правило, на субъективных ощущениях спортсмена, тре­нера. Принимать их на веру? Но то, что хорошо для одно­го, может оказаться совер­шенно неподходящим для другого…

Нет, только объективное знание могло помочь делу. И Нехаевские, пришедшие в тренерскую деятельность из Объединенного института ядерных исследований, где они до того работали, с пе­реднего, можно сказать, края науки, принялись скрупулез­но и тщательно собирать эту объективную информацию о всех движениях воднолыжни­ка.

С помощью различных, придуманных тренерами «датчиков», опутавших тело спортсмена и лыжу, на спе­циальный прибор – «самописец» записывались все пара­метры движения спортсме­на, все нюансы техники — сначала в прыжках с трамп­лина, потом в слаломе, затем в фигурном катании. День за днем, год за годом — упорный труд, неослабеваю­щее напряжение. О своем методе получения объектив­ной информации — а метод этот годится не только для водных лыж, для любого вида спорта — они напеча­тали несколько статей в на­учных журналах, их работу заметил и поддержал покой­ный профессор В. С. Фарфель.

Всю полученную инфор­мацию они сами или с по­мощью математиков обраба­тывали статистическими ме­тодами и таким путем опре­деляли правильную фазовую структуру движений. Но оп­ределить одно, а как донести до ученика? Нехаевские изо­брели специальный автотренажер, фиксирующий откло­нение от нужного стереотипа движения. Подобного рода изобретений и рационализа­торских предложений, имею­щих авторские свидетельст­ва, у них добрых два десят­ка.

Но и это еще не все. В по­исках своей методики, свое­го нестандартного подхода они обращались к практике других видов спорта, даже к балетному танцу, осмысли­вая и отбирая все рацио­нальное, все лучшее, все, что будит мысль. Так, однаж­ды в одной из статей по тя­желой атлетике они прочита­ли, что общая физическая подготовка, не учитывающая специфики вида спорта, мало что дает атлету, а подчас и закрепощает группы мышц, лишает гибкости. Но и водно­лыжники зимами занимались ОФП, что называется, «под завязку», бегали, прыгали, качали мышцы. А выходили на воду — все как заново…

Значит, нужно увеличи­вать объем специальной тренировки. Но как уве­личишь этот специаль­ный объем? Лето-то корот­ко. Вот тогда-то они и при­думали свою буксировочную лебедку для 50-метровых бас­сейнов, теперь уже распро­странившуюся по стране на­столько, что стали проводить­ся на ней всесоюзные сорев­нования.

Буксировочная лебедка и полученная объективная ин­формация о движениях поз­волили им приступить к раз­работке рекордных программ в фигурном катании. Рекорд Европы М. Чересовой был первой ласточкой. Но весна пришла не сразу. Сезон 1978 года не принес ожидаемого: запланированных результа­тов на соревнованиях не бы­ло. А должны были быть. Дома самые головокружи­тельные программы выходили десять раз из десяти. А тут…

Вывод был один — нужно больше и лучше работать. Горький опыт — он тоже учитель.

На чемпионат мира в Ка­наде, первый наш чемпио­нат, — это было месяц спу­стя после Италии — совет­ская команда прилетела с запозданием, трассы и катер опробовать не успела. А тут еще ажиотаж вокруг женско­го фигурного катания, та­кой, какого, как свидетельствовали очевидцы, никогда еще не было. Девчонки наши присмирели, посерьезнели.

Валерий Нехаевский, ез­дивший тогда с командой, рассказывает: «Я постарался им задать такой режим и та­кую тренировку, словно мы у себя на базе, на Волге, хотел снять напряжение. И гово­рил: рваться не надо, пока­жите свое. А когда Наташа вышла на дистанцию, я, как всегда, мысленно включился в ритм ее движений, одна фи­гура, другая, так, так, где-то на пятой фигуре поднимаю глаза, смотрю на рисунок движений, ни на секунду не выключаясь из него, и чувст­вую вдруг, понимаю: все бу­дет нормально. Так и вы­шло».

Так вот где он приго­дился, психологический кон­такт с учеником, кон­такт как защита от внеш­них стрессов, вот где сра­ботала тренерская интуиция. Отрицай ее не отрицай, она, конечно же, существу­ет…

Всю зиму дубненские вод­нолыжники и их тренеры, не знающие, кстати, ни отпус­ков, ни выходных, напряжен­но работали. Ранней весной вышли на большую воду. Что сулит им грядущий водно­лыжный сезон? Ведь трудно догонять идущих, но еще труднее самим идти впере­ди…

Н. Школьникова (наш спец. корр.)
Газета «Советский спорт», 2 мая 1980 года


Чисто русское изобретение

Только в России проводятся соревнования на водных лыжах в бассейне

Попав в бассейн “Олимпийский” на соревнования по фигурному катанию на водных лыжах, моя знакомая тележурналистка была поражена: “Думала, это забавное шоу, а тут самые что ни на есть серьезные состязания”. До сих пор водные лыжи в бассейне многими воспринимаются как экзотика. Кажется, что можно сделать, пока специальный тренажер, а в просторечии “лебедка” тянет тебя от борта до борта по стандартной 50-метровой дорожке? Изобретатели этого устройства, заслуженные тренеры СССР братья Юрий и Валерий Нехаевские из Дубны считают, что многое. С Юрием Нехаевским у бортика бассейна побеседовала наш корреспондент Любовь Берзина.

– Фигурное катание на открытой воде – еще понятно. Но откуда такая идея – бассейн для водных лыж?

– А как иначе наши воднолыжники могут на равных конкурировать с признанными мастерами, когда больше половины года у нас зима? Это вам не знойное Майами.

– Значит, родиной первых соревнований в бассейне стала подмосковная Дубна?

– Не только соревнований – об этом мы на заре развития водных лыж в России и не думали. Головы ломали над тем, как продлить сезон. Придумали в конце 60-х буксировочное устройство, которое тянет лыжника по снегу, и прыгали за ним с трамплина. А потом пришла мысль: надо кататься на воде, а бассейн для этого – идеальное место. Так и изобрели лебедку. Когда в 1971 году построили у нас бассейн “Архимед”, сразу же стали “пробивать” свое изобретение.

– Наверно, было нелегко…

– Не то слово. Препятствий было много: нам говорили, что воднолыжники ванну растрясут или в бортик будут врезаться. Пока убедили в безопасности конструкции, много порогов пришлось обить. Стоило появиться лебедке в Дубне, воднолыжники сразу оценили новшество – в течение 2-3 лет такие же устройства установили в Москве, Санкт-Петербурге, Рыбинске, Новополоцке, Саратове, Свердловске и других городах.

– Тогда и закладывался феноменальный взлет нашего фигурного катания конца 70-х – начала 80-х, когда ваша ученица Наталья Румянцева, 4-кратная чемпионка мира и 24-кратная – Европы, встала на лыжи в дубненском бассейне?

– Мы сначала думали просто ставить детишек на лыжи, выбирать наиболее способных. После выяснилось, что в бассейне можно разучивать фигуры, в том числе самые сложные.

– Даже сальто?

– Наш бывший ученик Станислав Корнев его делал. Сейчас у нас есть много изобретений, которые позволят гораздо лучше имитировать катер, чем нынешняя лебедка. Теперь любые суперсложные фигуры исполнить можно. Кстати, президент Федерации водных лыж и вице-мэр Москвы Валерий Шанцев обещал, что в Крылатском будет построен 100-метровый бассейн-лягушатник чисто воднолыжного профиля.

– В этом году первые соревнования прошли в Дубне. Почему не удалось провести финалы?

– Впервые в жизни наша лебедка отказала – порвался трос. К сожалению, наша секция сейчас не имеет возможности обновлять инвентарь. Все изнашивается: лебедка, катера, лыжи наконец. Пока еще тянем на старом, но вот уже начались первые сбои. Ведь два года наша дубненская школа, известная во всем мире, была закрыта, на нее просто не было средств. Пришлось все начинать сначала. Старые ученики разбежались. Теперь вот растет новая “поросль”.

– Вы довольны тем, как они выступили в Москве?

– В общем, доволен. Из 6 золотых медалей 3 – у дубненцев. Оля Травкина и Дима Ветров победили в возрастной категории до 14 лет, Александр Добродеев – до 17. Впереди еще два этапа соревнований – в Рыбинске 18-19 февраля и в Санкт-Петербурге 7-8 марта.

Любовь Берзина
Газета «Сегодня», 11 февраля 2000 года

Метки:

Об авторе: Вера Федорова

Журналист (факультет журналистики СПбГУ, 1977), в 1995-2000 гг. директор Дубненской воднолыжной школы. Заслуженный работник печати Московской области. Автор книги "Не только боги могут летать по волнам" (Дубна, 2006).

Комментарии ВКонтакте

Комментарии Facebook