История зарождения водных лыж в СССР (Юрий Жуков)

Лидия Нечаева на трассе слалома в Химках
Лидия Нечаева на трассе слалома в Химках

Назвать российского Ральфа Самуэльсена я затрудняюсь, так как в 20-е годы в СССР, видимо, было не до водных лыж. Объективно широкий выход отечественного спорта на международную арену был связан с участием СССР в Олимпийских играх в Хельсинки в начале 50-х годов. В то время наиболее многочисленной группой советских граждан, которым разрешался выезд за границу, были спортсмены. Видимо, кто-то из спортсменов и привез в СССР рассказ об экзотических для того времени видах спорта, к одному из которых относились и водные лыжи.

Лично я услышал о том, что в Латвии катаются на водных лыжах, в конце 50-х годов. В то время в Ленинграде на Неве было много спасательных станций ДОСААФ (Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту), на которых имелись не плохие по тем временам катера. На всех водных праздниках гвоздем программы было выступление аквапланистов, которых с любовью называли «скользящими по волнам».

Акваплан представлял собой прямоугольную в плане пластину с отношением длины к ширине как 2:1 и с поперечным реданом на скользящей поверхности. При старте аквапланист ложился грудью на доску и держался руками за ее переднюю кромку, к которой на растяжках был прикреплен буксировочный трос от катера. С началом движения и увеличением скорости катера акваплан «выходил на редан» и мог поддерживать лыжника, которому предстояло перейти в высокую стойку. Это было наиболее сложное упражнение, так как требовало от аквапланиста ряда действий с сохранением равновесия. Прежде всего необходимо было подтянуться на руках и встать на акваплан на колени. Затем взять в руки веревочную петлю, прикрепленную к передней грани акваплана, и таким образом потерять с ним жесткую связь. В следующий момент необходимо было последовательно встать с колен сначала в низкую, а затем в высокую стойку. Вся эта процедура не отличалась эстетизмом и поэтому выполнялась спортсменами вдали от публики. Верхом мастерства аквапланистов считалась возможность пересечь кильватерную волну от катера и затем вернуться в кильватер. Но даже просто удержать равновесие на акваплане, буксируемом в кильватере катера, было непросто ввиду слабой его управляемости .

В конце 50-х годов, в начале Хрущевской оттепели, нам в Ленинграде удалось получить фотографии с американского воднолыжного журнала, где впервые мы и увидели водные лыжи.

История создания первых водных лыж в России требует отдельного разговора, но здесь стоит вспомнить, что на Руси всегда имелись умельцы, готовые по минимальной информации создать прекрасный инвентарь. В Ленинграде одним из таких умельцев был мастер из гребного клуба «Знамя», который в свободное время с ювелирной точностью восстанавливал сломанные гоночные многослойные, склеенные из разных сортов дерева снеговые лыжи.

Мы уговорили этого мастера по эскизу, сделанному с фотографии , склеить нам из дерева первые водные лыжи. Вопреки известной пословице «первый блин» не оказался испорченным. Лыжи прослужили несколько сезонов при интенсивной эксплуатации группой энтузиастов благодаря использованию специального водостойкого клея и тщательной покраске.

Первые тренировки еще более подогрели интерес к воднолыжному спорту, и в начале 60-х годов ленинградские воднолыжники получили приглашение на соревнования от своих рижских коллег. Поездка в Юрмалу, встречи и соревнования с московскими и латвийскими воднолыжниками окончательно подтолкнули ленинградцев к серьезным занятиям воднолыжным спортом. К тому времени в городе было несколько коллективов воднолыжников, среди которых выделялся клуб, расположенный на Малой Невке.

Здесь была создана первая трасса для воднолыжного слалома и построен первый в городе трамплин, удовлетворявший международным правилам соревнований по воднолыжному спорту. Отечественных правил в то время еще не было.

И именно регулярные спортивные соревнования способствовали развитию воднолыжного спорта в России начала 60-х годов. Регулярные встречи воднолыжников сначала проходили в Юрмале на реке Лиелупе, а затем переместились в Москву. Речь идет о соревнованиях сильнейших для тех времен воднолыжников бывшего Советского Союза. Усилиями Илмара Брюсселя из Риги, Роберта Рубина из Москвы, других энтузиастов воднолыжного спорта из Дубны, Ленинграда были созданы условия для проведения в 1964 году на водном стадионе Динамо в Химках первых всесоюзных соревнований воднолыжников.

Впечатляла география мест, из которых прибыли спортсмены в Москву: Новосибирск, Ижевск, Таллин, Рига, Тбилиси, Ленинград и другие города делегировали представителей различных спортивных обществ — ДОСААФ, Вооруженные силы, Динамо, Буревестник, национальные спортивные общества бывших союзных республик.

Все это свидетельствовало о начале массовости в развитии воднолыжного спорта в стране. Программа соревнований включала два вида воднолыжного слалома на 2-х и 1-й лыже, а также прыжки с трамплина. Интерес публики был достаточно велик, так как трибуны водного стадиона в Химках были почти полностью заполнены.

Но для спортсменов главным итогом этих соревнований были не столько спортивные результаты, сколько решение проблемы официального признания спортивными властями нового вида спорта. Решению в пользу создания Всесоюзной федерации воднолыжного спорта во многом способствовал тот факт, что этот спорт полюбили первые космонавты, а Юрий Гагарин был выдвинут всеми воднолыжниками на пост первого председателя президиума этой федерации.

Описываемый здесь факт известен лишь ограниченному кругу лиц, но непосредственное начальство Гагарина в лице генерала Каманина, несмотря на личное согласие первого космонавта, запретило Юрию Алексеевичу баллотироваться на этот пост. Только значительными усилиями энтузиастов воднолыжного спорта удалось включить Ю. Гагарина в состав президиума Всесоюзной федерации воднолыжного спорта на пост председателя технического комитета.

Но и это мы посчитали большим достижением, так как спортивные чиновники того времени опасались, что авторитет Ю. Гагарина будет способствовать росту популярности нового вида спорта и заставит их искать средства на его государственную поддержку.

В описываемое время все виды спорта негласно разделялись на категории, каждой из которых приписывалась определенная доля государственной финансовой поддержки. Новые виды спорта не были выгодны чиновникам несмотря на их популярность в народе, так как не приносили необходимых дивидентов в командных соревнованиях, регламентированных всей бывшей спортивной системой.

Эту часть истории воднолыжного спорта хотелось бы закончить на оптимистичной ноте. Новый спорт был признан на самом высоком уровне, хотя и отнесен по важности к самой низкой категории в смысле материальной и финансовой поддержки. Фактически на начальном этапе воднолыжный спорт развивался усилиями энтузиастов. Но такое состояние первое время шло ему на пользу.