“Но пораженья от победы ты сам не должен отличать…”

Команда воднолыжников Дубны 1979

Команда воднолыжников Дубны 1979

Автобиографический очерк Юрия Леонидовича Нехаевского – воспоминания о детстве, юности, становлении водных лыж в Дубне, пути к мировым наградам, смерти брата и о том, что произошло со школой после этого.

Друзьям – с искренней благодарностью

От Чингиса до Кунгура

Отец наш родом из волжских казаков, в силу профессии (работал в леспромхозах, был инженером, затем главным инженером) вместе с семьей «кочевал» по Сибири и Приуралью. Мы с братом родились в предвоенный 1940 год, 3 июня, в селе Чингис, одном из первых русских поселений на территории современной Новосибирской области. Первым на свет появился Валерий, он был и по весу больше, и физически сильнее. Со мной медикам пришлось повозиться, чтобы выходить. В дальнейшем, хотя решения по жизни мы всегда принимали согласованно, Валерий о своем 15-минутном старшинстве не забывал.

Нам с братом не было и года, когда мать наша заболела и умерла (она так и осталась навсегда совсем молодой – на снимке, который теперь стоит в моем книжном шкафу). Батя долго не горевал, почти сразу женился вновь, родилась сестра. Но когда его мобилизовали на войну с японцами, новая жена, решив, видимо, что троих детей ей не потянуть, отдала нас с братом в детдом. Там отец и нашел нас, когда вернулся. Простить ей этого он не смог, развёлся, потом у нас появилась вторая мачеха, родилась еще одна сестра. Но и в их сердцах нам с братом места, похоже, не нашлось.

Отец много работал, в воспитании придерживался правил суровых, мы с братом очень рано поняли, что можем рассчитывать только друг на друга. Росли в мальчишеской среде, где за себя нужно было уметь постоять. В школьные годы праздником для нас были две летние смены в пионерлагере. Две из возможных трех, потому что в первую мы зарабатывали себе на путёвки: в 1952 году отца на три года направили в Красноярск, в институт повышения квалификации, и пока он был на студенческом положении, семья жила очень стеснённо. Чтобы заплатить за свои путёвки, мы сначала грузили кирпичи, потом работали на военном заводе.

После восьмилетки поступили в Кунгурский лесотехнический техникум. В техникуме познакомились со спортом, я занимался горными лыжами, выполнил норматив первого разряда, Валерий, раньше серьезно увлекавшийся шахматами, предпочел бокс, тоже стал перворазрядником. А летом трудились на сплаве (семья к тому времени переехала в посёлок Ильинский Пермского края). Грузили лес на баржи, рабочий день продолжался 18 часов, вахта – 10 дней, потом отдых. Труд каторжный, но оплачивался достойно: за один день сплава зарабатывали примерно половину отцовской месячной зарплаты. Наверное, именно тогда поняли, что встали на ноги – теперь жизнь предстояло складывать самим.

С дядей Николаем Алексеевичем Нехаевским

С дядей Николаем Алексеевичем Нехаевским

В Подмосковье у отца был родной брат, Николай Алексеевич Нехаевский, в то время начальник автотранспортного отдела в Объединённом институте ядерных исследований. Решили ехать к нему. Так, в 1960 году я оказался в Дубне. Валерий присоединился ко мне в 1961-м: за драку (хоть и не он её начал) исключили из техникума, год работал штабелёвщиком в Чермозском леспромхозе, потом уже получил диплом.

Дубна, 60-е

Первые полгода, пока не переехал в общежитие, жил в семье у дяди, в трёхэтажной «сталинке», что напротив городской типографии. В этом же доме жил и Сергей Михайлович Поликанов, в группе которого в Лаборатории ядерных реакций я и начал работать лаборантом. Валерий, когда приехал в Дубну, поступил в криогенный отдел Лаборатории высоких энергий, к А.Г. Зельдовичу. Лаборатории ОИЯИ нас, конечно, потрясли: когда я в первый раз попал в вычислительный центр ЛЯР, он показался мне космической станцией, настолько всё было сложно и необычно.

По совету дяди (да и сами к этому всегда стремились) начали работать над самообразованием, в свободное время пропадали в научно-технической библиотеке. Очень помогала тогдашняя атмосфера в институте, когда и доктор наук, и лаборант, работая над одной задачей, были практически на равных, каждый готов был помочь. Стремление к новому только приветствовалось. Своё первое изобретение я сделал как раз в ЛЯР, когда работал в группе Ю.Ц. Оганесяна (потом были еще три в спорте, совместные с Валерием). Работая вместе с физиками, мы осваивали методы наблюдения, учились работать с приборами, набирать и анализировать статистику.

Благодаря увлечению спортом быстро нашли в Дубне товарищей по интересам. Многие из них оказали на нас большое влияние и остаются друзьями до сих пор. В Ласло Енковском (сейчас он доктор наук, живёт и работает в Киеве) нас поражала широта интересов и глубина эрудиции: будучи физиком, он, к примеру, хорошо разбирался в футболе, его комментарии даже публиковал «Советский спорт». Джиль Понтекорво, выдержанный, мудрый, прекрасно уравновешивал наши взрывные характеры. А с Антонио Понтекорво и Игорем Блохинцевым мы впервые встали на водные лыжи: спарив два мотора «Москва», стартовали за «казанкой». Ощущение неповторимое…

При Доме ученых, во многом стараниями А.А. Тяпкина, при поддержке Б.М. Понтекорво, Д.И. Блохинцева, В.И. Векслера, была образована секция водных лыж. Сами мастерили лыжи, инвентарь, даже катер, на котором проводился первый чемпионат страны, был сделан в ОИЯИ. Осенью, едва закончится летний сезон, уже мечтали о следующем, искали литературу, выстраивали спортивные планы. А поскольку мы с Валерием уже были знакомы с методикой тренировок, сразу начали не только кататься сами, но иподсказывать другим.

На приеме у директора ОИЯИ Н.Н. Боголюбова

На приеме у директора ОИЯИ Н.Н. Боголюбова

Повезло, что наши устремления совпали с энтузиазмом первых воднолыжных коллективов в других городах страны. Повезло, что директором ОИЯИ был в эти годы Николай Николаевич Боголюбов: такой поддержки, и в спорте, и в жизни, мы не получали больше никогда. Повезло, что рядом с ним был Дмитрий Васильевич Ширков, который возглавил городскую воднолыжную федерацию. Повезло, что в ОИЯИ и в других организациях города работали многие замечательные люди – конструкторы, инженеры, мастера-рабочие, которые помогали нам воплощать наши идеи в новых приборах и установках. И особенно повезло, что горячим поклонником водных лыж оказался Юрий Алексеевич Гагарин – при его поддержке была образована Всесоюзная воднолыжная федерация, прошли первые Чемпионаты СССР и России. Свои медали I Чемпионата страны я и Галина Литвинова, одна из первых наших учениц, впоследствии 9-кратная Чемпионка и абсолютная Чемпионка страны, принимали из рук легендарного космонавта.

По инерции ещё поступил на физфак Белорусского госуниверситета (вступительные экзамены там были в сентябре, а в другие вузы – летом, когда у нас в разгаре воднолыжный сезон). Но, видя нашу увлечённость, друзья-физики – тот же Ласло, Джиль – посоветовали связать судьбу с водными лыжами. И в 1967 году я перешел на тренерскую работу, через год за подготовку Чемпионов страны получил звание заслуженного тренера РСФСР. Мастером спорта – заветная наша мечта тех лет – стал двумя годами позже. Валерий выполнил мастерский норматив и стал профессиональным тренером в 1971-м. Оба мы окончили Белорусский институт физической культуры.

Во славу Отечества

Из своего опыта работы в ОИЯИ взяли, наверное, главное – стремление применить объективные методы для изучения кинематики и динамики движений спортсмена в упражнениях воднолыжного многоборья (обычно эта информация в спорте воспринимается лишь субъективно). Снимали информацию с помощью многоканальных самописцев, анализировали, определяли оптимальные параметры. Затем сделали следующий шаг – установили обратную связь со спортсменом во время исполнения упражнения: при достижении нужного усилия либо заданной точки на траектории, он слышал звуковой сигнал. Консультировались с известным советским физиологом профессором В.С. Фарфелем, наши данные он использовал в своей книге «Управление движениями в спорте», наши работы вошли и в учебник для институтов физической культуры профессора В.М. Зациорского «Спортивная метрология». А нам они дали уверенность, что мы на правильном пути. При почти полном отсутствии какой-либо специальной литературы по воднолыжному спорту это было очень важно.

Вторая задача, которую мы решали в эти годы, – продление спортивного сезона. Три месяца на открытой воде в условиях средней полосы России – этого было, конечно, слишком мало для роста спортивного мастерства. Сначала попробовали сделать тренажёр на снегу, у бассейна «Архимед»: с помощью лебёдки прыгали с трамплина. Затем пришла идея использовать электролебёдку как буксировочное устройство для тренировки на воде в закрытом 50-метровом бассейне. О канатных дорогах немецкого инженера Риксена на открытых акваториях мы тогда и не слышали – шли своим путём. Лебёдка в бассейне помогла не просто продлить тренировочный сезон, но и повысить его эффективность (в сочетании с «сухими» тренировками в фигурном катании на ковровом покрытии – их мы тоже применили первыми и были очень удивлены, когда Пентти Барк, в то время старший тренер сборной Финляндии, пришел в восторг от этого простого метода).

Марина Чересова

Марина Чересова

В 1977 году на международном турнире в Финляндии наша ученица Марина Чересова, что называется, «прорубила окно» в Европу: трижды, раз за разом, продемонстрировала результаты в фигурном катании выше европейского рекорда – при том, что зарубежные тренеры считали это невозможным. На следующий год в Чехословакии, установив свой второй рекорд Европы, Марина подтвердила, что ее успех не случайность. 15-летняя Наталья Румянцева заняла вторую ступеньку европейского рейтинга, но мы уже знали, что очень скоро равных ей не будет, – готовили к этому.

На Чемпионате мира в 1979-м пообещали завоевать «золото», иначе команда в Канаду просто не поехала бы. До этого Наталья Румянцева уже установила два новых рекорда в фигурном катании – европейский и первый мировой, стала Чемпионкой Европы, Марина Чересова завоевала бронзовую медаль. Но за выступление в Канаде, конечно, очень волновались. Наташа не подвела: в очень жёсткой борьбе с лучшими спортсменками мира (что очень непросто для 16-летней дебютантки) сумела выиграть.

Рекорды, медали, флаг страны, взмывающий над головами, когда все встают под звуки гимна твоей Родины, – это парадная сторона спорта. Тренировки, с 5 утра и до 9 вечера, с небольшими перерывами, без выходных, без отпусков («Когда же вы живете?» – удивлялись зарубежные корреспонденты), постоянный поиск нового в методике, технике тренировок, изучение функциональных возможностей спортсменов, – это повседневный труд. Но есть и другие «подводные камни», на которых сломать шею очень легко.

…После первой победы на Чемпионате мира утром, перед тренировками, по своему обыкновению, сидели с братом за чашкой кофе в баре гостиницы «Дубна». Увидел нас Георгий Николаевич Флёров, подошел поздравить. Поблагодарили, обычный, вроде бы, разговор, и вдруг прямо в лоб вопрос: «А что, ребята, враги у вас есть?». Мы даже растерялись: «Да, вроде, нет… Какие враги?». «Теперь будут», – сказал Г.Н. Эти слова мы потом вспоминали не однажды. А в последние годы я их вспоминаю особенно часто…

Дубненские воднолыжники стали лидерами – не только в стране, в Европе и мире: 9 европейских рекордов, 5 мировых, 4 золотые медали Чемпионатов мира, свыше 40 – на Чемпионатах и первенствах Европы. Наталья Румянцева, Марина Чересова, Станислав Корнев, Галина Воробьева, Сергей Остроумов, Михаил Веселов, Игорь Тяпкин, Игорь Лихачев, Наталья Иванова, Жанна Ефремова, Наталья Анисимова, Людмила Самаркина, Дмитрий Иванов – у каждого свой список побед, самых престижных в том числе.

В 1982-м на Чемпионате страны, перед самыми стартами, дубненских воднолыжников, одного за другим, стали отправлять на допинговый контроль, по ничем не обоснованному навету. Конечно, ничего не нашли, но закрутили жёстко: на президиуме федерации начали «делить» наших учеников, кто у кого будет заниматься, а судьбу тренеров считали уже решённой. Против выступила только член президиума Нина Владимировна Школьникова, она работала в «Советском спорте» и коллектив наш знала не понаслышке, много общалась со спортсменами, следила за их развитием. Но один в поле, как известно, не воин: если бы не поддержка в городе (твёрдую позицию занял Юрий Степанович Кузнецов, тогда первый секретарь горкома партии, письмо в нашу поддержку написал в ЦК КПСС Бруно Максимович Понтекорво – по своей инициативе, мы узнали об этом уже спустя годы; активно выступили на защиту родители спортсменов), воднолыжный коллектив в Дубне уничтожили бы гораздо раньше. А мы с братом «оставались на плаву» до нового тысячелетия.

Отечеством забытые сыны

В последние семь лет часто вижу один и тот же сон-воспоминание, отразивший события страшной первоапрельской ночи 2003 года: огонь над дебаркадером в старом русле Волги, бреду, спотыкаясь, по валунам, ищу в темноте Валерия в надежде, что выпрыгнул, выплыл, но сдало больное сердце (в 2001-м перенёс инфаркт), он должен быть здесь… Поднимаю глаза и вижу, как в бильярдной, рядом с комнатой брата, горит свет. А причиной пожара укажут потом неисправность электропроводки. Валерия найдут с другой стороны брандвахты, прямо у входной двери, там, откуда шел огонь. Рядом пустые огнетушители: боролся до конца, спасал не себя – воднолыжную базу…

Братья Нехаевские

Братья Нехаевские

Гибель брата подвела итог, пожалуй, самому трудному периоду в нашей жизни. В начале 90-х, когда прежняя спортивная система рухнула, поверив в обещание новой жизни, собрали все свои наградные и выкупили у ОИЯИ в собственность спортивную базу, катера, оборудование (в ДСО грозили продать всё это «с молотка» – воднолыжная секция стала слишком обременительной для институтского бюджета). Пришли к мэру, положили перед ним все свои медали: нельзя же утратить такие позиции. Не с первого захода, но, вместе с администрацией города и дирекцией ОИЯИ, учредили воднолыжную школу. Набрали ребят, возобновили тренировки: на разбитых катерах (пока один ремонтировали, катались на втором),бензина едва-едва хватало на один вид – фигуры, да и тут постоянно приходилось искать спонсорскую поддержку. Катера, конечно, тоже водили сами. За копеечную зарплату, что положила мэрия, даже сторожей было не найти. Пришлось с Валерием разделить обязанности: зимой он оставался на базе, я тренировал ребят в бассейне.

Наверное, это было главной нашей ошибкой – думали, выдюжим, выдержим, как в юности на сплаве, будут перемены к лучшему. Ведь ребята опять подрастают неплохие, снова в лидерах, один за другим, – Оля Травкина, Вова Саенко, Саша Добродеев, Андрей Панов, Юра Нехаевский (мл.), Дима Ветров, Аня Коваленко, Соня Яблонских… Оказалось, это сейчас не нужно. Нужны миллионы, которые городская администрация получила из области под смерть Валерия, и престиж, которым тешат себя чиновники в роли организаторов международных соревнований на отстроенном на эти миллионы новом воднолыжном стадионе. И никого не смущает, что блистают здесь теперь только зарубежные «звезды»…

Не буду ещё раз повторять известную в городе историю: как построенные на крови брата спортсооружения городская администрация решила передать не Дубненской воднолыжной школе, а в быстренько созданное муниципальное предприятие, МУП этот тут же поставили на приватизацию. Когда я публично запротестовал, написал губернатору, потом Президенту (наивный, будто не знал, что все письма возвращаются в ту же мэрию), выкинули из спорта вместе с ведущими мастерами (а Дима Ветров уже стал чемпионом России среди взрослых – в 16 лет). Имущество просто отобрали: воспользовались, что в своё время ОИЯИ неправильно оформил документ о продаже. Сделали свою школу, муниципальную. Даже лебедку нашу в бассейне заставили сломать, будто под корень всё стремились уничтожить.

Юрий Цолакович Оганесян открывает Мемориальную доску Валерия Нехаевского

Юрий Оганесян открывает Мемориальную доску Валерия Нехаевского (фото Веры Федоровой)

Только при поддержке Юрия Цолаковича Оганесяна и Сергея Николаевича Дмитриева удалось восстановить стенд воднолыжной славы с кубками, привезёнными нашими ребятами со всех концов света.

…Чемпионат Европы 1979 года проводился на озере в Кастельгандольфо, летней резиденции Папы Римского, и Иоанн Павел II принимал участников. Руководителем советской делегации тогда был Валерий. На приёме Папа поочередно подходил к каждой команде, руководители вставали на одно колено и, получив благословение, целовали его руку. Валерий рассказывал, что заволновался: он хоть и беспартийный, но представляет советскую страну, руку у религиозного деятеля целовать, вроде, не к лицу. Решил посмотреть, как поведёт себя в этой ситуации руководитель югославской команды Мушич (он был коммунистом). Тот просто склонил голову, приветствуя главу римско-католической церкви. Валерий, когда Папа подошел к советской команде, сделал то же самое и попытался приветствовать его на английском языке.«Не надо, я говорю по-русски», – сказал Иоанн Павел II. И продолжил, поздравив спортсменов с победой (мы выиграли командой): «Славяне всегда должны быть сильными!».

Мы с Валерием стремились работать ради этого всю свою жизнь. Как умели. Может быть, если бы в 90-е сделали иной выбор (уехали, как многие, за границу), Валерий бы жил и свои юбилеи мы отмечали вместе. Не могу об этом не думать.

Но сказано же поэтом, что пораженья от победы ты сам не должен различать…

Валерий Леонидович Нехаевский

  • 1940 – родился в с. Чингис (Новосибирская область)
  • 1961 – окончил лесотехнический техникум в г. Кунгуре (Пермская область)
  • 1961-1971 – слесарь по ремонту оборудования, затем старший техник ЛВЭ ОИЯИ
  • 1971-1972 – инструктор по плаванию ДСО «Труд»
  • 1971 – присвоено звание «Мастер спорта СССР»
  • 1972-1992 – тренер по водным лыжам ДСО “Труд” (затем групповой совет физкультуры и спорта № 22 ЦС ФиС)
  • 1973 – окончил Белорусский государственный институт физической культуры
  • 1978 – удостоен звания “Заслуженный тренер РСФСР”
  • 1980 – присвоено звание “Заслуженный тренер СССР”, награжден медалью «За трудовое отличие»
  • 1992-1993 – директор ТОО “Братья и К”
  • 1993-2003 – тренер и старший тренер Дубненской воднолыжной школы
  • 2000 – награжден почетным знаком Олимпийского комитета России «За заслуги в развитии олимпийского движения»
  • 2001 – присвоено звание «Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации».

Трагически погиб 1 апреля 2003 года

Юрий Леонидович Нехаевский

  • 1940 – родился в с. Чингис (Новосибирская область)
  • 1960 – окончил лесотехнический техникум в г. Кунгуре (Пермская область)
  • 1960-1964 – лаборант ЛЯР ОИЯИ
  • 1964-1965 – студент физического факультета Белорусского государственного университета
  • 1965-1967 – старший техник ЛВЭ ОИЯИ
  • 1967-1990 – тренер по водным лыжам ДСО “Труд” (позднее групповой совет физкультуры и спорта № 22 ЦС ФиС)
  • 1968 – удостоен звания “Заслуженный тренер РСФСР”
  • 1970 – присвоено звание «Мастер спорта СССР»
  • 1973 – окончил Белорусский государственный институт физической культуры
  • 1980 – присвоено звание “Заслуженный тренер СССР”
  • 1990-1991 – старший тренер Госкомспорта СССР
  • 1991-1993 – тренер по водным лыжам ДСО ОИЯИ
  • 1993-2006 – и.о. директора и старший тренер Дубненской воднолыжной школы
  • 2000 – награжден почетным знаком Олимпийского комитета России «За заслуги в развитии олимпийского движения»
  • 2001 – присвоено звание «Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации».

В 2004 году Валерию Леонидовичу (посмертно) и Юрию Леонидовичу Нехаевским присвоены звания Почетных граждан города Дубны.

Комментарии ВКонтакте

Комментарии Facebook