Памяти Валерия Нехаевского: В огне брода нет

Пожар на воднолыжной базе в Дубне в ночь с 31 марта на 1 апреля, который унес жизнь заслуженного тренера СССР и России Валерия Нехаевского
Пожар на воднолыжной базе в Дубне в ночь с 31 марта на 1 апреля 2003 года, который унес жизнь заслуженного тренера СССР и России Валерия Нехаевского.

31 марта 2018 года исполняется 15 лет со дня гибели заслуженного тренера СССР и России Валерия Нехаевского в борьбе с огнем на воднолыжной базе в Дубне, где воспитаны несколько поколений чемпионов и рекордсменов мира, Европы, СССР и России. Сегодня мы впервые публикуем снимок этого пожара, сделанный кем-то из очевидцев и переданный впоследствии Юрию Нехаевскому.

«Что вы знаете о русской культуре?» – спросили многократного чемпиона и рекордсмена мира канадца Джарета Льюэллина на одном из первых Кубков мира в Дубне. «Только русскую школу братьев Нехаевских», – ответил он

В начале 90-х прославленные советские и российские тренеры братья-близнецы Валерий и Юрий Нехаевские вступили, пожалуй, в самую черную полосу своей жизни. Ведущие спортсмены перешли в московские клубы, где платили деньги. Воднолыжную базу, оборудование и катера, чтобы не ушли с молотка, пришлось выкупить у Объединенного института ядерных исследований – на это ушли все наградные за много лет. Секцию, которая работала при ОИЯИ, закрыли. Звали на тренерскую работу за рубеж – отказались, договорились с администрацией города и дирекцией института об учреждении совместной воднолыжной школы, бесплатно передали туда выкупленное имущество.

Заслуженные тренеры СССР и России братья Валерий и Юрий Нехаевские. Фото Юрия Туманова
Заслуженные тренеры СССР и России братья Валерий и Юрий Нехаевские. Фото Юрия Туманова

Городская власть, предусмотрев в бюджете минимум средств на бензин (тренировали только фигуры) и нищенские ставки заработной платы, работать за которые, кроме фанатиков-братьев, никто не соглашался, посчитала, что дело сделано. Братья оказались едины даже не в трех – пяти-шести и более лицах: трудились за тренеров и водителей катеров, слесарей-механиков, столяров, маляров, сторожей и т. д. За свой счет ремонтировали базу и катера, зимой, утопая в снегу по колено, лопатами расчищали дорогу, весной, созвав товарищей, на канатах перетягивали дебаркадер на глубокое место. Мерзли, охраняя его долгими темными ночами.

В одну из зим Валерий даже отпустил бороду, говорил, что в знак протеста (правда, и побриться на промороженной базе было целой проблемой). Непосильное физическое и нервное напряжение стоило ему обширного инфаркта в 2001-м. Спасибо брату — успел вовремя вызвать скорую, и спасибо врачам – вылечили.

Без ответа остается горький вопрос Нины Владимировны Школьниковой, которая многие годы вела воднолыжную тематику в «Советском спорте» и была членом президиума Федерации воднолыжного спорта СССР: «Школа братьев Нехаевских – такое же уникальное явление культуры, как Рубенс в живописи, Роден в скульптуре… Но вот я слышу сейчас, кто-то из тренеров не смог приехать, потому что на сборах с командой во Франции, кто-то в Италии. Но ведь Нехаевские – первые в этом виде спорта, почему же они сторожами на базе?!».

Валерий Нехаевский. Фото Юрия Туманова

В последний вечер, 31 марта 2003 года, попрощались братья около семи или в начале восьмого. Весна, уровень воды в Волге упал, в этот вечер они собирались передвинуть дебаркадер на глубину. Но вода прибыла, решили отложить до утра. Валерий, как обычно, оставался за сторожа, Юрий поехал домой.

«Так я завтра утром подъеду, часов в девять», — крикнул перед отъездом, уже с берега.

«Давай приезжай», — ответил Валерий.

«Пока». – «Пока». Это были  последние слова, сказанные ими друг другу.

Еще позже разговаривала с Валерием по телефону Ира Калошина, одна из воднолыжниц первых поколений. Так, поболтали, говорит она, — о том, о сем. Валерий все смеялся, рассказывал о диете, на которую сел после инфаркта, Ирина – о книжке на эту тему. Попросил привезти при случае. На прощание сказал, что сейчас возьмет книгу и пойдет спать: «Полежу, почитаю».

«Он был такой веселый», — повторяет она.

Валерий и Юрий Нехаевские со своими последними воспитанниками. Они успели стать чемпионами России, призерами студенческого чемпионата мира и первенства Европы. Фото автора
Юрий и Валерий Нехаевские со своими последними воспитанниками. Они успели стать чемпионами России, призерами студенческого чемпионата мира и первенства Европы. Фото автора

Что случилось потом, мы можем только предполагать. Уверенно, пожалуй, можно сказать только одно: когда начался пожар (а сообщение о нем поступило на пульт дежурного в пожарной части в 21.37), Валерий спасал не себя – это было достаточно просто сделать, выбив окно в биллиардной, рядом с которой была его комната.

Именно на это надеялся Юрий Нехаевский, когда по звонку племянницы Леры вместе с ней примчался на берег: база полыхала с одного конца, на другом, где была комната Валерия, огня еще не было. Рвался туда, но  пожарники не пустили, и он в темноте бродил по берегу, осматривая камни с сумасшедшей надеждой, что брат спасся, выплыл, просто потерял сознание…

Нашли Валерия только на следующее утро и именно у входа на базу, откуда шел огонь. Рядом обнаружили два пустых огнетушителя, в крови, как потом установила экспертиза, — высокое содержание двуокиси углерода. Судя по всему, Валерий боролся до конца – как и всю свою жизнь. Но в огне брода нет…

Валерий Нехаевский очень дорожил этим снимком с народным артистом России Николаем Караченцовым - он в рамке висел на воднолыжной базе и сгорел вместе с ним. Фото Юрия Нехаевского-мл.
Валерий Нехаевский очень дорожил этим снимком с народным артистом России Николаем Караченцовым — он в рамке висел на воднолыжной базе и сгорел вместе с ним. Фото Юрия Нехаевского-мл.

Причиной пожара официальные службы назвали неисправность проводки и короткое замыкание в районе ввода в щит потребления электроэнергии. Юрий этот акт подписать отказался.  Говорит: когда он приехал к горящей базе, в окне биллиардной еще горел свет – какая проводка?! Потом уже ему передали рассказ кого-то из проезжавших в этот вечер мимо, якобы видевшего огонь у входной двери на дебаркадере. («Я еще подумал, братья совсем с ума сошли, — рассказывал очевидец, — шашлыки прямо на базе жарят».) В народе с самого начала упорно говорили о поджоге. И все последующие действия власти эту версию скорее подтвердили, чем опровергли.

Сначала мэр никак не мог (или не хотел) передать губернатору подготовленное письмо с просьбой о выделении средств на восстановление воднолыжной базы. Воднолыжники (не только из Дубны), собравшись на 40 дней памяти, подписали  специальное обращение на его имя и в адрес губернатора. Когда же письмо наконец дошло до адресата, деньги выделили и отстроили новую базу,  развернулась совершенно чудовищная история травли, закончившаяся уничтожением прославленной на весь мир  воднолыжной школы,  – в  самом кратком виде Юрий Леонидович Нехаевский изложил  ее в своем обращении к гражданам Дубны (публикуется ниже).

Даже мемориальную доску в память о Валерии Нехаевском, сделанную на общественные средства, пришлось открывать дважды. Сначала, в 2004-м, ее установили на восстановленном дебаркадере в старом русле Волги. Когда в 2007-м дебаркадер, втайне от Юрия Нехаевского, угоняли в Кимры, доску оттуда сняли. При поддержке дирекции ОИЯИ и, в первую очередь, научного руководителя Лаборатории ядерных реакций ОИЯИ академика Ю.Ц.Оганесяна и директора ЛЯР профессора С.Н. Дмитриева в 2008-м ее открыли снова, теперь уже на здании бассейна «Архимед».

Академики Юрий Оганесян и Дмитрий Ширков, заслуженный тренер СССР и России Юрий Нехаевский и 4-кратный олимпийский чемпион Виктор Сидяк на открытии меориальной доски Валерию Нехаевскому на здании бассейна "Архимед", 2008 год. Фото Олега Сенова.
Профессор Сергей Дмитриев, академики РАН Юрий Оганесян и Дмитрий Ширков, заслуженный тренер СССР и России Юрий Нехаевский и 4-кратный олимпийский чемпион Виктор Сидяк на открытии мемориальной доски Валерию Нехаевскому на здании бассейна «Архимед», 2008 год. Фото Олега Сенова.

День был ненастный, но людей собралось очень много, несмотря даже на отсутствие официального извещения. Приехал давний друг братьев Нехаевских, легенда советского и мирового спорта, 4-кратный олимпийский чемпион (выиграл все четыре Олимпиады, в которых участвовал) и 15-кратный чемпион мира по фехтованию Виктор Сидяк. Были оба воднолыжных президента Дубны, прежний и действующий,  – академики Дмитрий Ширков и Юрий Оганесян. Юрий Цолакович сказал тогда очень правильные слова:

— Для Дубны большое счастье, что на ее земле оказались эти два брата, которые посвятили себя нам, нашим детям. Они прославили наш город, и это мы никогда не забудем.

Команда чемпионов со своими наставниками. Фото Сергея Неговелова
Команда чемпионов со своими наставниками. Фото Сергея Неговелова

К гражданам города Дубны

В Совет депутатов г. Дубны

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Уважаемые земляки!

Больше 40 лет я и мой брат Валерий Леонидович Нехаевский стремились наилучшим образом служить стране и нашему городу. Достижения наших учеников, их рекорды и победы хорошо известны не только в России, но и в мире.

В 2003 году мой брат погиб, защищая от огня воднолыжную базу.

Под эту трагедию городская администрация привлекла многие миллионы рублей: и те, что были выделены при поддержке губернатора Б.В.Громова, и те, что собрали с предприятий, организаций и предпринимателей города. Главным аргументом для выделения этих средств стали достижения наших чемпионов и рекордсменов, нашего воднолыжного коллектива.

Но восстановленную базу администрация города передать в бесплатное пользование Дубненской воднолыжной школе, как это ранее сделали мы с братом, категорически отказалась, предложив мне отступное в виде некой «доли», чтобы только иметь право беспрепятственно распоряжаться новым спортсооружением. «А может, мы там казино откроем», — цинично заявил один из чиновников в ответ на мое принципиальное условие о передаче воднолыжной базы ДВШ.

В то же время я увидел, что администрация форсирует раскол в тренерском и спортивном коллективе школы, полностью поддерживая вновь пришедших работников, малокомпетентных профессионально, несостоятельных нравственно и допустивших многочисленные финансовые злоупотребления.

Перед памятью брата я не имел никакого морального права передать дело, которое многие годы развивалось при прямой поддержке и участии достойнейших граждан Дубны, в руки людей недостойных.

Расправа была жестокой. Грубо нарушая свои обязательства перед детской спортивной школой, администрация города в 2005 г. отказалась финансировать тренировки спортсменов ДВШ, тем самым разогнав детские группы. Занятия ведущих воднолыжников удалось обеспечить только при поддержке Лаборатории ядерных реакций ОИЯИ. В мае 2006 г. администрация опечатала воднолыжную базу, изъяла катера и спортинвентарь и, несмотря на то, что до 1 декабря 2006 г. юридически оставалась учредителем Дубненской воднолыжной школы, передала их во вновь учрежденную муниципальную школу.

В ночь на 18 августа 2007 г. воднолыжный дебаркадер, на котором были воспитаны несколько поколений замечательных дубненских спортсменов, на котором заживо сгорел мой брат и где в память о нем установлена мемориальная доска, по распоряжению администрации, без какого-либо судебного решения, был вывезен в не известном мне направлении — вместе с принадлежащим мне лично и общественным имуществом, приобретенным на средства спонсоров для подготовки спортсменов ДВШ.

Считаю этот беззаконный акт надругательством над памятью моего брата – Почетного гражданина города Дубны.

Инициаторы этой расправы не только уничтожили дело нашей с братом жизни – авторскую спортивную школу, которая на протяжении четырех десятилетий была брэндом Дубны. Они наплевательски отнеслись к лучшим достижениям дубненских спортсменов, огромной поддержке, которую многие годы оказывали развитию воднолыжной школы Объединенный институт ядерных исследований, другие предприятия и организации города, граждане Дубны, к позиции и мнению наших выдающихся ученых. К сожалению, эти действия не получили никакой оценки со стороны Совета депутатов города.

Даже лишенный возможности работать, до конца своих дней буду считать себя бесконечно обязанным Вам, дорогие земляки, нашему городу и Объединенному институту за многие годы совместной работы и совместного достижения высоких результатов.

Вместе с тем заявляю, что не имею никаких обязательств перед нынешней администрацией города, проявившей полную нравственную несостоятельность и управленческую некомпетентность. При этом я не отождествляю многих честных и добросовестных сотрудников администрации, которых искренне уважаю, с руководителями, несущими полную ответственность за уничтожение спортивной школы, прославившей город.

Публично заявляю, что администрация города и вновь учрежденная ею муниципальная воднолыжная школа не вправе использовать какие-либо ссылки на традиции и достижения воднолыжного коллектива, на протяжении 40 лет работавшего под нашим с братом руководством, на победы и рекорды наших учеников, известные во всем мире.

Заслуженный тренер СССР и России,

Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации,

Почетный гражданин города Дубны Ю.Л.Нехаевский.

30 августа 2007 года